“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

Последние недели Донецк подвергается особо жестоким артиллерийским обстрелам. ВСУ бьют и по окраинам, и по центру города — в основном из Авдеевки. Бойцы 1-го Армейского корпуса НМ ДНР уже девять месяцев пытаются взломать этот мощный укрепрайон.

“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

Охота на минометчиков

На передовом пункте управления (ППУ) интербригады “Пятнашка” где-то под Ясиноватой кипит боевая работа. Сразу же после приезда журналистов прилетают мины. Вэсэушники ведут огонь из 60-миллиметровых польских минометов. Главная особенность такого оружия — совсем не слышно выстрела.

Офицер, склонившись над поделенной на квадраты картой, передает координаты возможного местонахождения батареи ВСУ расчету автоматического гранатомета. И отдает приказ: «Три выстрела по вешке 17». «Принял», — хрипит в ответ рация.

“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

В серой зоне на Авдеевском направлении
Сразу же неподалеку раздается короткое стаккато АГС-17. «Недолет, подкорректируйте, еще три выстрела». Часть радиообмена на абхазском — родном языке многих военнослужащих бригады. Это сильно запутывает украинскую разведку.

Игра в «кошки-мышки» продолжается еще минут тридцать. Наконец по рации передают: цель поражена. Офицер благодарит бойцов за точную стрельбу, откидывается на стуле и устало потирает глаза.

“Нормально мы их взбодрили, теперь стрелять не будут до вечера. Но все равно будьте начеку, — напутствует на прощание. — Идите в середине строя, бойцы бегут — бегите за ними. Падают — тоже падаете. Опоры ЛЭП, отдельно стоящие деревья — не снимать. Это приметные объекты на местности. И следите, чтобы ППУ в кадр не попал. А-то вы опубликуете, и нам прилетит. Уже бывало такое».

“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

На Авдеевском направлении
Окопный кофе

Направляемся на позиции через лесопосадку. Листва опала, «зеленка» больше не укрывает от беспилотников. Солдаты начеку, постоянно поглядывают наверх и переговариваются вполголоса, чтобы вовремя услышать характерное жужжание.

Землю уже успело порядком подморозить, идти легко. Впрочем, есть и обратная сторона медали. Снаряд, попавший в глубокую грязь, при взрыве дает гораздо меньше осколков, чем рванувший на мерзлом грунте.

“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

Укрепления НМ ДНР на Авдеевском направлении
«Подобные нюансы нам никто не объяснял, это узнаешь только на личном опыте, — поясняет 26-летний доброволец с Дальнего Востока с позывным Камчатка. — На фронте с июля, успел освоить, наверное, все виды стрелкового оружия, которые тут есть. Я и автоматчик, и пулеметчик, и оператор БПЛА. Могу и с РПГ. Осенью был в отпуске, летал домой. Приехал грязный, осунувшийся, заросший. Трехлетняя дочка меня даже не узнала. Отоспался, отдохнул и обратно. Родня, конечно, против, но я настоял на своем. Не хочу пацанов бросать. Пойдем к ним на огонек заглянем».

Пробираемся через развалины частного сектора, тщательно глядя под ноги. Тут могут быть противопехотные мины ПФМ-1 «Лепесток». Очень коварные. Не убивают, но гарантированно отрывают ногу «по ботинок». На таких «сюрпризах» подорвались десятки человек.

Сворачиваем к едва заметной двери в подвальное помещение. Внутри тепло, в печке-буржуйке алеют угли. Под низким потолком — несколько двухъярусных кроватей. Там отдыхают бойцы после ночного дежурства. На громыхающие снаружи взрывы внимания не обращают. К постоянной канонаде на фронте привыкаешь очень быстро.

“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

Боец с позывным Казань пьет кофе перед выходом на позиции
Боец с позывным Казань снимает с газовой горелки чайник и заваривает гостям ядреный кофе. “Всегда пью перед выходом, — говорит он. — Это уже своего рода традиция. Военные — вообще народ суеверный. Никогда не чистим оружие на позициях, перед ротацией не бреемся и не стрижемся. Я уже семь месяцев в “Пятнашке”. Шел добровольцем именно сюда. Тут очень толковые командиры — заботятся о бойцах, зря под пули и обстрелы не подставляют».

Самое яркое впечатление за время службы — первый бой. Били из артиллерии, вступали в перестрелки. Признается, что было страшно, «но потом улыбка полдня с лица не сходила».


Боевое братство

Камчатке что-то передают по рации. Он сосредоточенно слушает, кивает и поворачивается к журналистам: “Дальше идти уже опасно, работают диверсионно-разведывательные группы. Сверху на них посмотрим”.

Боец раскладывает на небольшом пятачке квадрокоптер и укрывается вместе со всеми под навесом в 50 метрах. «Птичка» поднимается в воздух.

“У этих совсем другое оружие”. Что происходит в главном укрепрайоне ВСУ Андрей Коц

Боец с позывным Камчатка готовит ко взлету дрон
На пульте оператора украинские позиции как на ладони. По сути, Авдеевка — сплошные руины и развалины, ставшие укрепленным бастионом. Разветвленная сеть траншей, железобетонные доты, блиндажи, капониры для боевой техники, минометные ямы. На крышах уцелевших зданий сидят наблюдатели и корректируют огонь артиллерии. Все простреливается снайперами. Биться лбом об укреп можно до бесконечности. Поэтому донецкие военные пытаются окружить засевшую здесь группировку и отрезать от снабжения.


“Там мотивированные засели, — уточняет Камчатка. — Помимо прочих — «правосеки» (члены «Правого сектора»*. — Прим. ред.). Драться умеют и любят. Ну, тем интереснее с ними воевать. Поголовно вооружены западной «стрелковкой». Звучит совсем не так, как наши калибры 7,62 и 5,45 миллиметра. Наслушались за эти месяцы. В ближний огневой контакт приходится вступать регулярно».

Камчатка замолкает: дрон поймали средствами радиоэлектронной борьбы и пытаются угнать. Боец лихорадочно жмет на кнопки и джойстики. «Все, убежал», — выдыхает он и уходит встречать возвращающийся коптер.

“Их РЭБовцы заметно обозлились, — комментирует сцену боец с позывным Ямал. — Мы уже потеряли так не один дрон. Давят помехами и уводят к себе. Но и наши специалисты без дела не сидят».


Вообще здесь, говорит он, полная взаимозаменяемость: «все — универсальные солдаты». У бригады даже свои полигоны, где тренируют солдат.

Бойцы очень сплоченные. Камчатка, Казань, Ямал… В добровольческой интербригаде воюют парни со всех уголков России. Большинство первый боевой опыт получили именно тут.

«Пятнашка» для них не просто воинское подразделение, а самая настоящая семья. Ради которой они каждый день рискуют жизнью, пока дома их ждут жены, дети, матери. Источник

Внимание!
Администрация сайта объявляет сбор средств на помощь нашим Защитникам в зону СВО на Украине. 
Сейчас наша цель насобирать на Квадрокоптер DJI Mavic 3, средняя цена 200000р за штуку. Нужно хотя бы 5 штук и комплектующие к ним это аккумуляторы, зарядные устройства, шнуры и удлинители.  Помогайте.
На оставшиеся деньги (если соберем больше, пока не собрали не на один Квадрокоптер, но приближаемся.) будут закуплены шлемы и медицина (жгуты, бандажи, гемостатики, противоожоговые, теплые вещи и т.д).
 Даже 10-20 рублей помогут. 

Карта Сбербанк: 2202 2061 4290 0625

Карта Тинькофф: 4377 7237 7265 8716 

Александр

Помощь добровольная. Каждый Ваш вклад помогает нам победить фашизм. Победа будет за нами, Россия в перед. С нами бог.
Сводки с фронта.
Добавить комментарий

шестнадцать − пятнадцать =